Общество
№ 100 (1658), 10 сентября 2010 г.

«Позорище — в родном городе отменили выборы мэра!»

Нижний Новгород посетил оппозиционер и бывший губернатор

«Позорище — в родном городе отменили выборы мэра!»

Во вторник с презентацией доклада «Путин. Итоги. 10 лет» в Нижний Новгород приехал Борис Немцов — бывший губернатор Нижегородской области и нынешний соучредитель оппозиционного движения «Солидарность». Представлял исследование, подводящее исключительно печальные итоги последнего десятилетия, один Борис Ефимович без соавтора и коллеги Владимира Милова.

В Санкт-Петербурге тираж доклада был арестован по подозрению в экстремистском содержании. Правда, после проверки, 300 000 экземпляров вернули, и они на данный момент распространяются по всей стране. В Нижнем Немцов собственноручно раздавал книжечки с докладом. Потом одно из нижегородских информагентств разместило новость под весёлым заголовком и с яркой фотографией: «Борис Немцов привез в Нижний Новгород целую сумку «экстремистской» литературы».

Первым официальным мероприятием в рамках визита стало участие Немцова во внеочередном заседании «Нижегородского пресс-клуба», собравшем бывших соратников, старых знакомых, относительно новых политиков, несменяемых политологов и известных журналистов. Тема дискуссии, которая прошла в недавно открывшемся пресс-центре «НПК», была обозначена широко, как и тот размах, с которым Милов и Немцов изобличают «гнилую путинскую вертикаль»: «Посткризисная Россия. Что дальше?».

Дискуссия прошла бодро. Одни участники шутили, другие отшучивались, третьи отмалчивались. Было сделано немало громких заявлений. В том числе и вынесенное в заголовок. Предлагаем вниманию читателей «Новой» в Нижнем» печатную версию выступления Бориса Немцова.


Перспектива иметь Путина в руководстве страны катастрофична для России.

Это не просто застой, «Брежнев номер два», как многие говорят. Это деградация, еще большее воровство, еще большие репрессии, обдирание регионов, дезорганизация. На что они способны, мы видели во время тушения лесных пожаров. Здесь, в Нижегородской области, которая пострадала больше всех, это было видно особенно хорошо. Вся эта хваленая «вертикаль» оказалась бесполезной, неспособной решить государственные задачи.

Система противопожарной охраны развалена полностью. Когда начались лесные пожары в Выксе, я вспомнил Ивана Петрович Склярова добрым словом. Я был совсем юным губернатором. У нас были моменты в девяностые — годы дефицита, разрухи и далее по списку, — когда жара держалась выше тридцати градусов на протяжении недели. Иван Петрович ко мне пришёл и сказал: «Батька, если мы сейчас не начнем переводить область на особый режим управления, то у нас все загорится». Пожарные тогда имели двойное подчинение: не только МВД, но и губернатору. И ни одного серьезного пожара за те годы мы не допустили.

Но нынешняя власть думает в основном про себя, вертикаль эта воровская, ни на что она не способна, если бы не дожди, то страна полыхала бы до сих пор.


Задача оппозиции, в том числе и моя, сделать все, чтобы премьер-министр Владимир Путин ушел. Или, по крайней мере, не участвовал в 2012 году в президентских выборах. Другое дело, что решить эту задачу почти невозможно. Но надо бороться.

Зачем мы издали и распространяем доклад «Путин. Итоги. 10 лет»?

При рейтинге, который сейчас есть у высших руководителей страны и который достигается с помощью пропагандистского зомбоящика, изменить ситуацию трудно. Я понимаю, что эти рейтинги, так сказать, «телевизионные», но, тем не менее, они существуют, и мы должны действовать максимально интенсивно, чтобы народ знал, кто руководит государством. Когда рейтинг будет на уровне 50%, ситуация станет лучше.

Требования наши предельно ясные. Мы хотим, чтобы 2011—2012 годы были не годами спецоперации по захвату или сохранению власти, а чтобы были проведены нормальные выборы. За это надо биться, что мы и делаем — и на Триумфальной, и на всех тех акциях, которые проводим.

«Стратегия 31» — это правильный путь. Во-первых, потому, что биться за соблюдение властью Конституции — достойное занятие. Во-вторых, потому что власть демонстрирует свое истинное лицо и деградирует на глазах. В-третьих, так закаляется оппозиция.

Эти три задачи акции на Триумфальной решают. Но политический вектор поменять там нельзя — политический вектор могут поменять только массовые выступления и митинги по всей стране.


Есть три примера этого лета, которые свидетельствуют о правоте этого тезиса. Первый пример — Калининград. Губернатора Георгия Бооса сняли после того, как в городе прошёл 12-тысячный протекстный митинг.

Второй пример малоизвестен — небольшой город Абакан, в котором планировалось построить завод по производству кремния с использованием отравляющего вещества трихлорэтан. Граждане в маленьком городке с двенадцатитысячным населением собрали на митинг семь тысяч человек — завод закрыли. Митинг был 16 июня.

Третье мероприятие — митинг оппозиции и рок-звезд на Пушкинской площади, который собрал пять тысяч человек. После этой акции президент Дмитрий Медведев приказал приостановить вырубку Химкинского леса. Правда, там война не закончена, и еще неизвестно, чем и когда закончится.

Они отличаются от акций на Триум­фальной, во-первых, тем, что это акции разрешенные, согласованные. Милиция была, конечно, настроена агрессивно, но никого не трогали, правда, мешали музыкантам выступать, но, тем не менее, репрессий, омоновских дубин, всяких «космонавтов» там не было.

Второе — это акции коалиционные, в них участвовали разные политические силы. И неполитические, потому что рок-музыканты, экологи — это не политическая сила.

Третье — это многотысячные акции, потому что на Триумфальной собирается тысяча, может быть, тысяча с небольшим. Это смелые люди, которые не боятся дубинок, пассионарии. Таких людей, которые не боятся идти на митинги, где можно огрести дубиной по башке и после еще оказаться в каталажке, не так много. Поэтому согласованные акции собирают гораздо больше народа.

Мне представляется, что «Стратегия 31» — то, что надо. Плюс массовые акции с учетом региональной тематики. И просветительская работа, то есть то, чем занимаемся мы, распространяя наш доклад.


Эти три направления действий оппозиции могут привести к успеху.

Очень важны темы. Нельзя собираться, просто чтобы покричать «Россия без Путина». Дело это, конечно, задорное, но народ хочет выступать за что-то. Понятно, когда проводятся экологические выступления (Химкинский лес), в Калининграде тоже были ясные требования — против повышения тарифов, за снижение транспортного налога и отставку губернатора Бооса. Понятная тема была и в Абакане.

В каждом регионе могут быть свои темы. Скажем, в Иркутской области — закрытие Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, который начал работать с начала года и сейчас загрязняет Байкал.

В Москве — отставка Лужкова и предание суду и самого мэра, и его жены Елены Батуриной. Эта тема становится с каждым днем все более и более актуальной, потому что Юрий Михайлович временами кажется уже совсем неадекватным. В отпуск уехал во время пожаров. Москва вздрогнула, когда он на спасение пчел дал 250 млн рублей, а на отдых московских инвалидов, которые задыхались в дыму, — 150 млн. На эти 100 млн пчелы оказались ему дороже. Или ближе.

Вообще, Москва хоть и богатый город, но с таким управлением никаких денег не хватит. Эта тема для москвичей, а, может быть, не только для москвичей, должна быть актуальна.

Что касается Нижнего, то у меня советов нет — вы сами как-нибудь догадаетесь.


Выборность губернаторов — это вопрос даже не политический, а социальный.

Если мы хотим, чтобы губернатор хоть как-то отчитывался перед гражданами и что-то делал для них, то нужно, чтобы его избирали. А пока губернатор зависит только от Владислава Суркова, и от Владимира Путина. Даже если народ изберёт хоть самого последнего негодяя и преступника — а такое может быть, — он будет вынужден что-то для народа, его избравшего делать. Потому что зависеть он будет от него.

Я был губернатором шесть лет, и для меня приоритетом была позиция избирателя. Например, я вошел в конфликт с Борисом Ельциным по поводу войны в Чечне. Вы можете представить, чтобы в условиях нынешней вертикали губернатор что-нибудь подобное мог себе позволить? Почему я это сделал? У нас погибло более ста нижегородцев. Похороны на площади Горького выросли в стотысячный митинг против Ельцина. Сто тысяч людей сказали: «Пошел вон!». Тогда я приехал к Ельцину и сказал: «Борис Николаевич, сто наших пацанов полегло, и еще неизвестно, сколько погибнет (а группировка из Нижнего составляла двадцать тысяч человек, включая внутренние войска)! Либо заканчиваем, либо, извините, потому что мы не можем гарантировать стабильность». Все наверняка помнят миллион подписей, скандал… Для чего я это делал? Чтобы выпендриться? Ничего подобного. Потому, что ко мне пришли матери ­наших погибших солдат и сказали: «Боря, ты губернатор — защищай».

Вы можете себе представить, что к Шанцеву придут те же обманутые автозаводские дольщики и скажут: «Валерий Павлинович, тут пожары. Вы выглядели не очень, но теперь другая проблема — есть обманутые дольщики. Сходите к Дерипаске!»? Что он им ответит на это?

Поэтому вопрос принципиальный: губернатора должны избирать граждане.Еще один важный вопрос. В «лихие девяностые» налоги между центром и областью распределялись пятьдесят на пятьдесят — половина уходила в Москву. Сейчас, в «благословенные путинские», — 35 на 65 в пользу центра. Это тоже итог отмены выборов губернаторов. Потому что губернатор может прибежать к министру Алексею Кудрину и о чем-то просить, но если тот же губернатор начнет ­требовать и ­настаивать, — его снимут. Мост или цирк нужно построить — он просит, но не может требовать, поскольку чиновник и всё.

И что касается коррупции. Отсутствие свободной прессы, в первую очередь на телевидении, и отсутствие выборов приводят к дикому росту коррупции. И эти коррупционные скандалы, которые рано или поздно оказываются на поверхности, в том числе и в Нижнем Новгороде, генерируются системой. А система провоцирует воровство.

Воровали и раньше, однако в это самое раньше, благодаря СМИ, чиновники побаивались. Но «край непуганых журналистов» остался в прошлом.

По данным «Агентства политических новостей — Нижний Новгород»

Фото: «Нижегородский пресс-клуб»


дословно

«Вся политика сейчас делается на улице»

После заседания «Нижегородского пресс-клуба» Борис Немцов дал большую пресс-конференцию — вот некоторые заявления, сделанные гостем и растиражированные региональными СМИ.

«Проведение акции «Стратегия 31» в Нижнем Новгороде не запрещают, потому что здесь она не несет угрозы режиму Владимира Путина. Политика свирепости и жестокости в Нижнем Новгороде никогда не работала, здесь народ другой. Представьте: на площади Свободы собралось десять тысяч человек и потребовало снять Путина. И что? Подобные акции, проходящие в регионах, не мешают федеральной власти. Периодически их запрещают местные власти, так как есть вертикаль, которая периодически демонстрирует работу в русле путинской политики.

Выступления в поддержку 31-й статьи Конституции исключительно важны. Согласно именно этой статье, граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. В советское время за то же самое выступали диссиденты».


«Представители оппозиции проводят консультации по поводу выдвижения единого кандидата на выборах президента РФ в 2012 году. Процесс в самом разгаре. С единым кандидатом мы определимся на съезде оппозиции. Он будет выбран демократическим путем, как вариант — путем тайного голосования. Оппозиционеры также намерены принять участие в выборах в Госдуму — ведется работа по формированию оппозиционной партии. Но вероятность регистрации такой партии менее 1%.

Также мал шанс регистрации единого кандидата от оппозиции для участия в выборах президента — сделают все, чтоб его не регистрировать. Однако если не участвовать в выборах, то народ и не узнает, что у него есть альтернатива.

Вообще, формирование оппозиционной партии уже сейчас имеет смысл, так как ситуация в стране рано или поздно изменится, и оппозиция должна быть к этому организационно готова.

Главное для нас сейчас — искать сторонников и требовать от властей соблюдения Конституции РФ и законов. В частности, мы будем добиваться отмены репрессивного законодательства о партиях.

Я делаю ставку на молодежь, бизнесменов, правозащитников, экологов, свободолюбивых людей, которые не хотят быть рабами.

Мы думаем о взаимодействии в регионах с левыми партиями, в частности при проведении массовых мероприятий. В режиме коалиции. Вся политика сейчас делается на улице».